Распечатать страницу

Праведники, в земле ардатовской просиявшие. Преподобномученик Мефодий (Иванов)

Опубликовал admin-odmitr . Рубрика Епархия

Преподобномученик Мефодий (Иванов)Преподобномученик Мефодий (Иванов). Родился 24 февраля 1899 года в Симбирской губернии в семье священника Михаила Иванова и был назван Николаем. В семье было 9 детей – 3 сына и 6 дочерей. Окончив церковно-приходскую школу в селе Чамзинка Ардатовского уезда, где священствовал его отец, Николай в 1909 году поступил в духовное училище города Алатыря, которое окончил в 1913 году по второму разряду. Николай был переведен в 1-й класс Симбирской духовной семинарии, окончить которую не успел из-за государственного переворота, происшедшего в России; завершал образование он уже в советской школе. С 1920 года Николай Михайлович стал работать преподавателем в городе Саранске, а с 1921 года — в городе Пензе, в художественно-техническом училище.

В том же году он переехал в Москву и стал здесь преподавать в одной из высших школ. Однако преподавание в советской школе по программе, одним из главных и обязательных предметов которой стало безбожие, было несовместимо с религиозными убеждениями глубоко верующего человека, и в 1923 году он ушел из школы и поступил послушником в Покровский монастырь в Москве, где в том же году был пострижен в мантию с именем Мефодий и рукоположен в сан иеродиакона. Здесь он познакомился с епископом Алатырским, викарием Симбирской епархии Гурием (Степановым), который когда-то был настоятелем этого монастыря, а ныне жил в нем, так как ему был запрещен выезд из Москвы; с ним отец Мефодий поддерживал близкие отношения в течение всей жизни.

Семья священника Михаила Иванова.  Начало ХХ в. Крайний справа – сын Николай,  будущий о. Мефодий

Семья священника Михаила Иванова.
Начало ХХ в. Крайний справа – сын Николай,
будущий о. Мефодий

В 1925 году иеродиакон Мефодий был рукоположен в сан иеромонаха. В 1929 году монастырь был закрыт, и иеромонах Мефодий перешел служить в храм Иерусалимской иконы Божией Матери за Покровской заставой.

В 1929 году власти арестовали его, обвинив в контрреволюционной деятельности. На вопрос следователя о его отношении к советской власти отец Мефодий ответил: «Я недоволен советской властью по причине закрытия ею учебных духовных заведений, запрещения духовной литературы, закрытия церквей и вообще сурового отношения к духовенству и верующим». Особое совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Мефодия к трем годам ссылки, которую он был отправлен отбывать в Пинежский район Архангельской области.

Вернувшись из ссылки в 1933 году, он поселился в городе Кашире, так как в Москве ему жить запретили. Из Каширы отец Мефодий переехал в село Суково Каширского района, где стал служить в храме; здесь вокруг него собралась небольшая монашеская община. Отец Мефодий порой навещал своих родных в Алатыре. Здесь жили его отец-священник с матушкой и сестры.

В 1936 году иеромонах Мефодий был возведен в сан игумена.

Начиная новое беспощадное гонение, Сталин 3 июля 1937 года распорядился, чтобы главы областей в течение пяти дней представили ему списки всех подлежащих аресту и расстрелу «в порядке административного проведения их дел через Тройки».

Одними из тех, кто подлежал репрессиям, стали священнослужители. 26 июля руководство НКВД по Московской области отправило распоряжение начальнику Каширского районного отделения НКВД, требуя немедленного ареста игумена Мефодия. Причем предполагалось только в процессе следствия доказать его контрреволюционную деятельность, а также его связи «с антисоветским элементом из числа церковников», проживающих в Каширском районе и в Москве.

28 июля власти арестовали отца Мефодия и стали допрашивать о его знакомствах. Отец Мефодий назвал монахинь, с которыми он познакомился в ссылке и которые теперь прислуживали при храме, и монахиню, у которой он жил некоторое
время, когда вернулся из ссылки, а также сказал, что знаком с диаконом, служившим в Кашире. На вопрос о том, вели ли они антисоветские разговоры, отец Мефодий ответил отрицательно. 10 августа были допрошены монахиня, хозяйка дома в Кашире, где он некоторое время жил, и диакон. Хозяйка свидетельствовала, что отец Мефодий устроил в ее доме монастырские порядки, поскольку здесь проживало несколько монахинь, от которых он требовал выполнения монастыского устава. Допрошенный следователем диакон сказал, что 2 июля он ехал в поезде вместе с игумеом Мефодием в Москву, и на вопрос диакона, как он живет, отец Мефодий ответил, что устроился очень хорошо, так как место попалось глухое и народ очень верующий, а он сам находится в очень хороших отношениях с председателем сельсовета. Сначала председатель относилась к нему настороженно, думая, что он красный, но затем увидела, что отец Мефодий подлинный служитель Бога, и с тех пор стала своим человеком и уже не скрывала, что она и сама человек верующий и ей самой не нравится эта власть, что приходится до времени играть эту роль. Затем свидетель стал рассказывать о контрреволюционных и антисоветских высказываниях игумена.

Допросы продолжались в течение месяца. На последнем допросе, 31 августа, следователь сказал:
— Вы изобличены следствием в том, что проявляли контрреволюционное враждебное отношение к руководителям ВКП(б) и членам Советского Правительства. Вы признаете себя в этом виновным?
— Нет, не признаю, — ответил отец Мефодий.
— Вы признаете, что до последнего времени были террористически настроены?
— Нет, этого я также не признаю.

8 сентября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Мефодия к расстрелу, и он был перевезен в Москву в тюрьму НКВД. Игумен Мефодий (Иванов) был расстрелян 9 сентября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.